edvoskina (edvoskina) wrote,
edvoskina
edvoskina

Category:

Зисман про алкоголь. Часть первая

Обращение к любезнейшему читателю
Автор приносит свои глубочайшие извинения за задержку с публикацией этого эссе. Некоторая пауза связана не с серией подготовительных экспериментов, переходящих в запой, как могли бы подумать самые подозрительные из читателей, а с изнуряющим мозг и иссушающим душу количеством работы, при этом практически не затрагивающей печень.
Эта тема, как проницательно заметил В.И.Ленин в своей гениальной работе "Материализм и эмпириокритицизм", неисчерпаема как атом. И, соответственно, требует вдумчивого и глубокого подхода, а также серьёзного изучения первоисточников. А оно, это изучение, безусловно, приносит свою пользу. Так, например, при детальном рассмотрении реверсной стороны бутылки водки "Царская", я пришёл к новому для меня прочтению известного текста А.С.Пушкина из поэмы "Медный всадник". Пушкин написал на обратной стороне бутылки, что "Природой здесь нам суждено В Европу прорубить окно Ногою твёрдой". Что, с одной стороны, освежает наше понимание пушкинского творчества, а, с другой - подтверждает его пророческий взгляд на дальнейшую историю нашей страны.
И это только маленькая иллюстрация к тому способу "открытий чудных", который открывает огромные возможности в методологии научного и художественного познания мира, известного как алкогольная гносеология.



Введение в тему.
История музыки. Очерки

С робостью и благоговением берусь я за эту тему. Это великая ответственность и честь для меня. И действительно, тема бухла в музыкальной культуре России давно требует своего раскрытия. Недаром центром и объединяющей силой "Могучей кучки", творческого содружества русских композиторов, был химик А.П.Бородин - у него всегда можно было достать спирт. Как и у его близкого друга Дмитрия Ивановича Менделеева. И, как мы знаем, некоторые кучкисты этим активно пользовались. Стасов, как написано в энциклопедии, был идейным вдохновителем, Балакирев председательствовал, Кюи, судя по творческим результатам, не пил совсем. В результате за пределами СНГ Цезаря Антоновича знают только продвинутые пользователи, а музыку не знают и в пределах. В отличие от Мусоргского.


Изучая письма и документы, мы видим, что П.И.Чайковский, по личным соображениям не входивший в "Могучую кучку", да и в другие объединения, впрочем, тоже находил возможность перед концертом хряпнуть водочки. Потому что ему было страшно, и он очень волновался. А так ему было спокойнее. А музыкантам было всё равно. Но и они... Впрочем, не знаю, вполне возможно, некоторые тоже волновались.
На рубеже XIX - XX веков в Императорских театров Санкт-Петербурга и Москвы артистам оркестров Дирекцией театра давались при необходимости дополнительные (помимо ежегодного отпуска) дни "для реализации запоя в случае наступления оного". Потому что дирекция Императорских театров в лице таких мощных фигур, как Гедеонов, Всеволожский, Волконский и других чиновников, соответственно, более низкого звена, прекрасно понимали специфику работы музыканта, его профессионализм и меру ответственности.
Если мы продолжим изучение музлитературы в этом ракурсе, то мы, безусловно, не сможем пройти мимо очень драматичных отношений таких знаковых личностей, как Глазунов, Сибелиус и Шостакович. Вы, конечно, сделаете круглые глаза и возмущённо спросите: "При чём тут Шостакович?!". И будете совершенно правы. Шостакович с ними не пил. Но отношение имел. Поскольку учился у Глазунова.
Как вспоминал Дмитрий Дмитриевич, "... Глазунов не просто любил выпить. Он страдал непрерывной жаждой". До 1917-го года Глазунов и Сибелиус, классики русской и финской музыки страдали этим вместе, успешно совмещая приятное с творчеством, результатом чего явились такие произведения Глазунова, как "Финская фантазия", "Финские эскизы", "Карельская легенда". Это не считая монументальных философских симфонических размышлений о Родине, большинство медленных частей которых, на мой взгляд, написаны с утра. Когда силы зла действуют безраздельно.


Не менее мутное, хотя и тоже философское, видение мира заметно и во многих произведениях Сибелиуса, в том числе в его симфониях и симфонических поэмах. Скрипичный концерт и гениальный Грустный вальс стоят в его творчестве трезвым особняком.
Октябрьская революция в один миг изменила всё. Сибелиус продолжал квасить в своём будущем доме-музее в Ярвенпяа, а Глазунов, наоборот, преподавал в Петроградско-Ленинградской консерватории и продолжал руководить ею в то страшное время, когда ужасы красного террора усугублялись кошмарами сухого закона.
Дмитрий Болеславович Шостакович, отец классика, работал в то время в Институте стандартов и мог достать спирт. Поэтому в письмах Глазунова, адресованных ему, столь часто встречается следующий набор слов: "Дорогой Дмитрий Болеславович, будьте любезны, не раздобудете ли...". "Глазунов обычно сам приезжал к нам за этим. Дело было организовано с максимально возможной конспирацией. Когда я сейчас думаю об этом, у меня подскакивает давление, как будто я смотрю страшное кино. Иногда мне снятся визиты Глазунова".


Когда читаешь о судьбе Александра Константиновича Глазунова, удивительно талантливого музыканта, педагога, профессора, композитора, добрейшего человека, директора СПб консерватории, причём не назначенного, а избранного коллегами, от жалости просто сердце сжимается, как будто перед тобой "Каштанка" или "Муму". То, что Глазунов в 1928 году поехал в Вену на конкурс композиторов и оттуда уже не вернулся, справедливо отмечая, что только состояние здоровья заставило его остаться за рубежом, не просто меня утешило. Оно вызвало слёзы счастья и умиления. Видимо, это и есть состояние катарсиса.

Музыкальные образы
Может, я чего и не помню, но западноевропейская опера не оставила у меня в памяти достаточно ярких пьянок. Сцена в погребке Ауэрбаха в "Фаусте" Гуно хороша, но художественный смысл её, несмотря на антураж, иной. Пьянка с б-б-бл... с травиатами в первом акте одноимённой оперы тоже является всего лишь поводом для дальнейшего развития драматургии. Надравшийся Неморино в "Любовном напитке" Доницетти также скорее маска, символ.
Всё-таки настоящие алкаши в опере убедительны, пожалуй, только в русской культуре. Хотя, и здесь они очень редки. Можно, конечно, вспомнить корпоратив князя Галицкого из "Князя Игоря" или карточные посиделки господ офицеров из "Пиковой дамы". Даже изображение деревенской пьянки у Лариных, доставившей столько неприятностей Ленскому, не является для Чайковского художественной самоцелью. Если ставить вопрос по существу, то на память исторически первым приходит слегка поддатый Мельник из "Русалки" Даргомыжского.
Но настоящие великие изображения пьяни как таковой принадлежат перу двух великих и в чём-то схожих Мусоргского и Шостаковича. Наркологически корректное развитие художественного образа и состояния Варлаама из "Бориса Годунова" приблизительно до 3 промилле алкоголя в крови в течение менее чем получаса не может не вызвать восхищения у заинтересованного зрителя. А в "Леди Макбет" Шостаковича - целая коллекция блистательных персонажей разной степени поддатости - от Попа до Задрипанного мужичка и хора городовых во главе с Квартальным. Более того, Шостаковичу удаётся изобразить абсолютно зощенковские образы чисто инструментальными средствами. Например, в "Сцене на бульваре" из музыки в пьесе Маяковского "Клоп".

(Сцена на бульваре mp3)

Или бесподобная пьеса "Кабак" из балета "Болт", медицински точно отображающая мыслительные процессы организма, проходящего все фазы от похмелья до чувства глубокого удовлетворения в течение каких-нибудь четырёх минут.

Общая классификация поводов и применения
Применительно к сфере музыки я бы отметил несколько сегментов, в рамках которых мы рассматриваем изучаемый предмет. Это, если брать широко,
- бытовая попойка в кругу близких по духу меломанов, выходящая за рамки профессионального использования парадизообразующих напитков;
- снятие стресса после концерта, причём количество антистрессового продукта, безусловно, кореллирует напрямую с нервной и духовной отдачей в результате творчества;
- гастроли, значительная и существенная часть в жизни музыкантов, в которых, в качестве частных случаев необходимо отметить (вкладывая в это слово все возможные коннотации) дорогу как таковую, включив сюда такое понятие, как "машина времени"; состояние полного освобождения от забот (на гастролях ты практически свободен от принятия решений); безусловное снятие стресса, но с повышающим коэффициентом; в лечебных целях; потому что; и так далее.

Благотворное воздействие алкоголя на исполнительское мастерство в домашних условиях и некоторые советы, с этим связанные.
Я полагаю, нет необходимости напоминать, что творческими проблемами (да и многими другими) занимается главным образом подсознание. И, кстати говоря, мануальной техникой тоже. Сознание, к которому у каждого из нас, есть достаточно серьёзные претензии, в обычной жизни осуществляет контроль над подсознанием, на который, кстати говоря, его никто не уполномочивал.
Каждый интеллектуал, причисляющий себя к великой русской культуре, прекрасно знает по собственному опыту, что по мере повышения процента алкоголя в крови, генерируются всё более мудрые мысли. При этом возможность их воспроизвести становится всё более затруднительной. В момент появления самых гениальных мыслей выясняется, что отсутствует понятийный аппарат, требуемый для их выражения. Да и физиология уже не позволяет. Таким образом, сама природа защищает человечество и всю ноосферу от интеллектуального перегрева.
Подобные процессы происходят и при музицировании. Высвобождаются технические возможности исполнителя, ранее подавленные разнообразными комплексами, привитыми семьёй и школой, а также получает полную свободу творческий потенциал. Поскольку проблемы информационного коммуницирования в этой области стоят не столь остро, то, например, то, что в других случаях могло бы выглядеть, как спутанность мысли и несвязность речи, здесь принимает форму импровизации и попурри к вящему восторгу слушателей и собутыльников.
Здесь хотелось бы поделиться личным опытом и рассказать, где именно находится зона наивысшего творческого состояния. Это очень тонкая линия, столь же узкая, как лезвие бритвы, на которой раскрываются все ваши творческие возможности, но перейдя которую, вы перестаёте отличать чёрненькие клавиши от беленьких, что лишает вас возможности донести вашу музыкальную мысль до окружающих. Срабатывают те же закономерности, что и при попытках вербальной реализации ментальных прорывов и откровений.



Особенности профессионального музицирования
При исполнении академической музыки в европейской музыкальной культуре XVIII - XXI вв. импровизационность и излишняя эстравертивность исполнения, как правило, к сожалению, не приветствуется. Напротив, у исполнителя возникает значительное количество чисто технических проблем, требующих активного и сознательного оперативного контроля. Хотя и это - тоже субъективно. Проблему "оптимальная доза для исполнителя" мы очень скоро вкратце рассмотрим, и вы увидите, насколько это субъективная величина. Со своей стороны хочу заметить, что на заре своей творческой деятельности, видя проблему уже тогда, я поставил серию экспериментов на кошках. В смысле, на балетах Минкуса. Потому что там терять нечего.
Отрицательный результат - тоже результат. В моём случае выяснилось, что проблемы, которые приходится преодолевать в этом случае (концентрация внимания, в частности) не окупают благостного и добродушного видения мира, как целостной сущности. Ещё раз хочу повторить, что речь идёт только о моей несчастной особенности.



Немного о том, как это могло бы быть
Рождественские гастроли по Америке с балетом "Щелкунчик". Месяц по разным городам, в некоторых по два спектакля в день. За пять минут до погружения в оркестровую яму выяснилось, что пропал тромбонист. Вроде только что видели. Поискали-поискали и нашли здесь же, в комнате. На полу. Под занавеской. Когда успел, непонятно. Те, кто его давно знал, всех успокоили. Сказали, что если его удастся загрузить в яму, то всё остальное будет нормально.
А какая там яма-то? Кусочек зала, отделённый от зрителей кладбищенской оградкой. Ну, перевалили его через оградку. И это было самым трудным. Потому что сам спектакль прошёл как по маслу.
Другой товарищ, игравший примерно таким же образом в оркестре Дударовой, тоже долгие годы не вызывал нареканий. Спалился на ерунде, совершенно случайно и не по своей вине, кстати говоря. Обычно перед концертом коллеги его привязывали к стулу, чтобы не упал. А тут, перед антрактом забыли отвязать.

Обитатели Даун-тауна и любимый павиан доктора Ройлотта
На рубеже веков оркестр много лет подряд ездил на фестиваль в Риденбург - маленький городок в Баварии. Помимо самых разных, в том числе, и современных произведений, каждый год исполняли по одной симфонии Бетховена. В конце дошли аж до Девятой. Это были всегда потрясающие по степени комфорта гастроли. Городок лежал в низине у реки, а оркестр жил в пустующем летом лагере для умственно отсталых детей, который находился на горе в лесу. Естественно, что его называли Даунтауном. С середины склона горы Риденбург был виден целиком и выглядел, как музыкальная шкатулка, потому что оттуда доносились еле слышные звуки репетирующего оркестра. Доносились до меня, ха-ха-ха, потому что в симфониях Бетховена рожка нет.
И вот в этих санаторно-курортных условиях, в состоянии полного безделья, я решил позаниматься. Поскольку времени было более, чем достаточно, я решил выучить Adagio из гобойного концерта Моцарта. Не так, как обычно, а так, как надо. Чтобы хоть раз в жизни не стыдно было перед Моцартом. Забегая вперёд, скажу, что за полторы недели мне удалось освоить первые четыре такта. Я уходил в лес, чтобы никому не мешать и там занимался. А в перерывах занятий, когда уставал, я собирал ежевику, которой был усеян весь лес. И каждый день, возвращаясь в свою комнату, я высыпал дневную добычу в двухлитровые пластиковые бутылки со спиртом "Royal". Я полагаю, многие помнят этот культовый продукт. В ту, уже далёкую эпоху, ничто не предвещало, что настанут времена, когда я начну его разбавлять, а позже и вовсе перейду на менее плебейские более аристократичные напитки. (Об особенностях потребления спирта см. раздел "Советы начинающим и эксклюзивные технологии").
И к последнему дню риденбургского фестиваля, перед продолжением гастролей по Германии и Австрии, напиток был готов. Вечером, после концерта, я организовал дегустацию для наших специалистов на свежем воздухе. Вечер прошёл прекрасно. Концертмейстер группы альтов в темноте появлялся в разных концах леса и очень правдоподобно изображал любимого павиана доктора Ройлотта из "Пёстрой ленты". (Это не мои метафоры. Он сам так и объявил: "Я, - дескать, - любимый павиан доктора Ройлотта". И убегал на четвереньках в темноту баварского леса). В честь этого события напиток получил название "павиановка".


А когда через некоторое время, уже на территории Австрии, павиановка закончилась, оркестр перешёл на фрукты. Так мы называли процесс поглощения ежевики, которая утратила цвет, но не функции. А главное, её можно было есть, не скрываясь, на глазах начальства.
Собственно, эта глава о том, что даже из занятий на инструменте можно извлечь пользу. А также о пользе систематических занятий. Но это вы расскажете своим детям.

продолжение следует
Tags: Зисман, картинки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments