edvoskina (edvoskina) wrote,
edvoskina
edvoskina

Category:

Зисман о концертном костюме

Концертный костюм

Я, честно сказать, так и не понял, отчего мы так выглядим - "домового ли хороним, ведьму ль замуж выдаём". То ли жмура понесли, то ли горячее сейчас подадим.
Хотя, устами младенца...


Из серии "Байки из курилки".
Рассказывает коллега:
"Играю концерт в Тверской филармонии. Музыковедша рассказывает детям об оркестре, о барокко, о музыкантах XVIII века в камзолах. Постепенно добирается до современного оркестра. И задаёт детям вопрос риторического типа: "Дети, а почему музыканты оркестра играют в чёрных костюмах?". И тут детский голосок из зала: "Они до сих пор скорбят по тем музыкантам, которые были в камзолах". Я чуть не сполз на пол".

Так и не знаю, как мы дошли до жизни такой.
"Чтобы отличить участников мероприятия от обслуживающего персонала, также одетого во фраки, персонал надевает не белые, а черные жилеты и галстуки-бабочки".
По крайней мере, из этого текста следует, что мы - участники мероприятия. Уже легче.
Согласно протоколу и традициям, фрачный костюм оркестранта состоит из собственно фрака, белой бабочки, белой рубашки, чёрных брюк с чёрными атласными лампасами, чёрного широкого пояса, чёрных носков и лакированных туфель.
Дирижёры почему-то с фраком носят чёрную бабочку.
Концертный костюм попроще состоит из смокинга, белой рубашки, по возможности с чистым воротником, насколько возможно белой бабочки, брюк, чёрных носков и наспех протёртых занавеской ботинок.
Поскольку, прибежав на халтуру, ты не всегда знаешь, в чём будет играть оркестр, то в карманах смокинга должна лежать как белая, так и чёрная бабочка.


Сложившаяся практика говорит о том, что если ты перед самым концертом заметил, что ботинки на тебе не чёрные, то, как правило, достаточно надеть носки поверх ботинок. Но если ты сдура припёрся на концерт в белых или, упаси Боже, в красных носках, то появляется отчаянная мысль, что лучше было бы родиться негром. Хотя бы наполовину.
На нижнюю.

Это всё, как бы, классика жанра. Сейчас всё более демократично. Когда я надевал последний раз фрачный пояс, уж и не упомню. Ситуация часто позволяет играть в чёрных рубашках и даже просто в чём-нибудь штатском, но элегантном в случае каких-нибудь камерных проектов. Хотя джинсы, по-прежнему, моветон.
Фрак, благодаря своему происхождению в качестве одежды для верховой езды, действительно очень удобен, когда фалды разбрасываешь по обе стороны стула.


Более того, когда-то давным-давно, когда я работал в театре Станиславского и Немировича-Данченко, мне выдали изрядно поношенный фрак (а за обладание им боролись многие), основное достоинство которого заключалось в том, что одна его фалда прохудилась окончательно, и в образовавшееся в подкладке отверстие входила бутылка, которая распивалась уже после банкета в более тихой и неформальной обстановке


У фрака есть ещё одна позитивная сторона. Как-то раз, в процессе трёпа, замечательная органистка (а сейчас она ещё одна из лучших исполнительниц на карильоне и терменвоксе) Олеся Ростовская сказала, что пошила себе фрак. На мой изумлённый вопрос: "Зачем тебе фрак?", она ответила, что когда играет ногами, то публика вместо того, чтобы слушать Баха, разглядывает, как шевелится её задница. А так публике будет поспокойнее.

О некоторых недокументированных особенностях оркестрового дресс-кода.
В оркестре русских народных инструментов, помимо домр, балалаек и прочих гуслей, имеются также флейта, гобой, валторна и др.
И вот однажды, валторнист, который должен был играть концерт, срочно занемог вследствие изменения расписания по месту основной работы. Ситуация стандартная и, в принципе, не катастрофическая. Он позвонил коллеге и попросил заменить его у народников. Тот согласился, но позже и у него не сложилось. И вот так, передавая халтуру по цепочке, дело дошло до валторниста по кличке Максимка, который был в этот вечер совершенно свободен и согласился подъехать к семи в КЗЧ. Те, кто знаком с одноимённым рассказом Станюковича, поймут дальнейшее сразу. Остальным придётся читать дальше. Максимка надел русский народный костюм, как и все, и вышел на сцену Концертного зала им. Чайковского.
Описать состояние дирижёра оркестра народных инструментов им. Осипова, когда он увидел среди своих балалаечников негра в косоворотке с валторной в руках, я не берусь.


У женщин вопрос с оркестровым костюмом выглядит несколько иначе. С одной стороны, женский костюм менее формализован, и артистки, например, в оркестровой яме могут играть в том, в чём пришли. А пришли они, разумеется, в чёрном. Хоть и разном. На сцене наоборот. Женщинам, в отличие от мужиков, вовсе не по барабану, как они выглядят, и тут начинаются вариации в пределах канона. Что, безусловно, будет любопытно для специалиста по костюму. Потому что самые интересные результаты достигаются тогда, когда художник ограничен в средствах выражения.
Климатические вариации концертного костюма
Оркестровый музыкант - существо одновременно героическое и бесправное. Оркестр играет концерты в любом месте и в любое время. Температурные и прочие климатические кондиции ограничены только возможностями инструментов. Защищая любимый инструмент, музыкант становится зверем. Потому, что инструмент - его второе Я, причем главное. Другое дело, что у большинства струнников, например, для подобных случаев есть второй инструмент, сделанный из менее ценных пород фанеры. Из него после концерта через эфы выливается вода и можно играть дальше. Ничуть не хуже, чем раньше. Некоторым из них ничуть не повредила бы пара дренажных отверстий в нижней деке.
В этих случаях необходимо подумать и о себе. Так, например, при концертах в античных аренах средиземноморского региона, часто ограничиваются рубашками с короткими рукавами при полном отсутствии верхней концертной одежды.
Напротив, в китайских концертных залах, где в добрые старые времена температура колебалась в диапазоне +7 - 10, и зрители сидели в ватниках и лузгали семечки, к концерту необходимо было серьёзно подготовиться.
Для этого под рубашку надевались белые водолазки, под смокинг - свитер, а под концертные брюки - горнолыжное термобельё. О том, как эту проблему решали женщины, писать не берусь, но концертно утеплившись, они, хотя и выглядели по прежнему женственно, но заметно увеличивались в геометрических размерах.


В особо экстремальных случаях неотъемлемой частью концертного костюма является четвертинка, которая находится не во внутреннем кармане смокинга, как могло бы показаться естественным на первый взгляд неискушённого слушателя, а под стулом исполнителя. Таким образом, чтобы никак не мешая играть, она всегда могла бы сберечь хрупкий организм музыканта для дальнейшего творчества.

Костюм солистов и дирижёров. Кратчайший обзор
Мы можем сколько угодно говорить о высоком, о духовном, о вечном, о мастерстве, но когда на сцену выходит женщина, приоритеты восприятия несколько смещаются. Об этом в культурных и меломанских кругах, может быть и не принято говорить, но, судя, например, по клипам Анны Нетребко, это хорошо известно специалистам по рекламе, PR и раскрутке.
И если у солиста-мужчины вариативность сценического костюма невелика (в крайнем случае футболка с картинкой, ну что ещё можно придумать?), то у женщин открываются бескрайние просторы для фантазии и вкуса. Иногда, конечно, бывают несчастные случаи, как с арфисткой в открытом платье, когда она играла достаточно продолжительное произведение без пауз, а платье медленно сползало с плеч в сторону ватерлинии, интригуя публику. Время от времени из-за кулис выходила добрая душа и подтягивала всё на исходную позицию, тем самым обеспечивая непрерывность творческого процесса.


Симфонические дирижёры обычно выступают во фрачном костюме. "В нагрудный карман вкладывается белый носовой платок (если на груди не прикреплены ордена)". Ну кто же дирижирует с орденами? Значит, платок.
Хотя Колобов дирижировал в черной обтягивающей водолазке и это всегда было невероятно элегантно и артистично.
Однажды я присутствовал при рождении нового дирижёрского костюма. В БЗК дирижировал Чарлз Ансбахер. Человек, производивший впечатление занудливого педанта. Это, видимо, было не совсем так. Потому, что он за свою карьеру ухитрился создать оркестр в Бостоне, работать Главным приглашённым дирижёром в Сараево, в большом количестве оркестров в самых неожиданных местах и даже возглавлять камерный оркестр филармонии в Киргизии.
Это был зимний день, когда второй раз за неделю выпала полугодовая норма осадков и Москва стояла в снегу по самые зеркала заднего вида и никто уже никуда не ехал. Большинство, кто поумнее, приехали на метро, остальные побросали машины там, где их застала полугодовая норма и всё равно приехали на метро, но чуть позже.
В шесть часов маэстро провёл получасовую репетицию, закрепив ошибки и пошёл переодеваться к концерту. В 18.40 все, кто был в консерватории, уже знали, что фрачный костюм маэстро находится в гостинице "Украина". Ситуация была стопроцентно безвыходная - путь от Консерватории до "Украины" и обратно в этих условиях занял бы не меньше суток. И смущённый маэстро был выпихнут на сцену в его hand-made золотисто-зелёной жилетке. Успех был полный! С тех пор (а он приезжал в Москву довольно часто) все концерты дирижировал в своей счастливой страшненькой жилетке.
И, завершая эссе о концертном костюме, предлагаю Вашему вниманию маленькую, но реальную историю о носках музыканта.
Взмыленный творчеством дирижёр обращается к оркестру: "Вы должны потеть на работе!". Духовик (а это особая каста в оркестре, они могут и ответить) с нордическим выражением лица: "Я потею, маэстро. У меня все носки мокрые
Tags: Зисман, картинки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments