edvoskina (edvoskina) wrote,
edvoskina
edvoskina

Categories:

про воспитание музыканта

началоhttp://edvoskina.livejournal.com/105545.html
прдолжениеhttp://edvoskina.livejournal.com/105765.html
http://edvoskina.livejournal.com/106259.html
http://edvoskina.livejournal.com/106996.html
http://edvoskina.livejournal.com/108069.html
http://edvoskina.livejournal.com/108493.html
http://edvoskina.livejournal.com/109170.html
http://edvoskina.livejournal.com/109841.html
http://edvoskina.livejournal.com/111313.html
http://edvoskina.livejournal.com/113576.html



Со смычком в жопе и барабаном на шее

Р. Шуман Фантастические пьесы "Warum?" (нем.) - "Какого ..." (рус.)
М. Светлов "И детские губы спроси...:
"На хрена?"


Культурно-исторический фон

В городе-герое Кёнигсберге, прославленном своими знаменитыми уроженцами, такими, как Иммануил Кант, Э.Т.А.Гофман, Лея Рабин (жена Ицхака Рабина) и других, живёт моя родственница Лена. Город этот богат своими культурными и историческими традициями. С 1758 по 1762 год он уже входил в состав Российской Империи, но в тот раз как-то руки не дошли назвать его по-человечески, а уж после 1946 года ему дали благозвучное русское имя Калининград. Что было вполне логично, потому что город Кёнигсберг к этому моменту уже не существовал. В истории человечества подобные штуки уже были, например, в 130 году, когда Иерусалим переименовали в Элию Капитолину. Культурный тренд тоже несколько изменился. Инна Мироновна, мама Лены, которая многие годы направляла культурную жизнь Калининграда (всю жизнь работая на грани фола под носом горкома партии) с каким-то странным ужасом в глазах рассказывала о том, во что мгновенно превратились кресла чудом уцелевшего концертного зала в Кёнигсберге после первого же его посещения красноармейцами. А руины Королевского замка взорвали уже потом, в 1967 году. Нам руины не нужны.

И вот Лена (сама преподаватель фортепиано) рассказывает историю про знакомых

Более-менее выходной день. Ребёночек занимается на скрипочке. Родители говорят ему: "Отдохни! Погуляй или телевизор посмотри". "Нет, мне нужно позаниматься". "Ты уже хорошо позанимался, отдохни". "Не могу. Учительница мне сказала, что если я не выучу, то она мне смычок в жопу засунет".



Эта душераздирающая история и положила начало некоторым размышлениям.

Несколько наблюдений от первого лица

Сначала немного о педагогах, но не это главное

Труд педагога кошмарен. Два раза в неделю ты вкладываешь туда нервы и душу. А над этой душой висит мамаша или бабушка этого маленького несчастного дрессируемого существа, план по валу, и зачёт, экзамен или концерт в перспективе. После занятий с детьми ты отправляешься в театр, и самый трудный спектакль для тебя становится отдыхом. Я это чувство очень хорошо помню, хотя прошло много лет.
А бедное дитя не понимает, да и не может понять, зачем его мучают взрослые, потому что осмысленность процесса появляется тогда, когда ты уже работаешь, и сам понимаешь свои проблемы, и сам за всё отвечаешь.
Ян Францевич Шуберт, преподававший у нас в школе фагот, добрейший человек, совершенно легендарная личность, родившийся ещё в 1893 году (это чтобы был понятен тип личности) как-то однажды в конце урока так положил верёвочку в футляре ученицы, чтобы было видно, открывала она этот самый футляр между занятиями вообще или нет. Эксперимент увенчался полным успехом.
А чувство полной беспомощности педагога на зачёте просто не поддаётся описанию! Потому, что ничем помочь ребёнку педагог уже не может. Только материться и сопереживать. И (или) наоборот.
Бывают, конечно, и светлые моменты. Несколько лет назад зимним снежным вечером ко мне около Филармонии подошёл молодой человек и вежливо поздоровался по имени-отчеству. После моего непродолжительного хлопания глазами выяснилось, что этого, без преувеличения, шикарного юношу я когда-то учил на блок-флейте. Деточка вырос, и работает в Мюнхенской филармонии. Когда мы распрощались, я облегчённо вздохнул: "Господи! Спасибо Тебе, что мне ничего не удалось испортить!".



А теперь немного об учениках, но это тоже не главное

Я ведь когда-то был и учеником тоже. У меня были хорошие педагоги. Они никогда не угрожали мне использовать инструмент в целях членовредительства. По крайней мере вслух. Но острая конкуренция и постоянная гонка психического здоровья ребёнку не добавляют. Куда бы я ни приезжал летом на отдых, в Крым или на съёмную дачу, меня везде ждало пианино. Как Моцарта его чёрный человек.
Этой проблемой заботливо занимался папа. А в более поздние годы он сопровождал меня для занятий на гобое в поля или в горы, потому что издавать нечеловеческие звуки среди людей мне совесть не позволяла.
А бабушка, в свою очередь, не могла понять, почему уже второй час не закипает суп. А я не мог понять, что её так волнует, потому что не мог детским мозгом увязать с супом единственные на даче часы, которые я потихоньку подводил вперёд, чтобы время занятий хоть как-то сокращалось.

А вот теперь о главном

Менделизм-морганизм
или гибриды первого поколения в музыкантских семьях.



В случае скрещивания валторниста и пианистки доминантным признаком является валторнизм, и специализация потомства фенотипически определяется согласно второму закону Менделя.

Встречаюсь со знакомой скрипачкой после пятнадцатилетнего перерыва. Слово за слово, как дела и так далее. Выслушиваю её возмущённые жалобы на сына. Вот, он, замечательный валторнист, мог работать в хорошем оркестре, так нет, бросил музыку и занимается чёрт знает чем. Сочувственно спрашиваю: "Ну, и чем занимается?".
"Вот, - говорит, увлёкся фотографией, ничего не делает, сейчас уехал фотографировать на какие-то острова Полинезии. Правда, должен получить за эту работу работу пять тысяч долларов". "Ну и что?" - недоумеваю. В ответ: "Ну разве это работа?".
Блин, вашу мать! Значит, пердеть всю жизнь в валторну под художественным руководством не пойми кого - это работа, а самому заниматься интересным делом на свободе и ещё получать за это пристойные деньги - это не работа!
Подавляющее большинство моих коллег, невзирая на здравый смысл и жизненный опыт, учит своих детей играть на том, на чём играют сами. "А чему я могу его (её) научить? Я больше ничего не умею". Так и дети не будут больше ничего уметь.


Насколько я смог заметить, начиная с глубоких советских времён и по сей день, зарплата оркестрового музыканта приблизительно равнялась зарплате водителя трамвая, точно так же, как стоимость бутылки пива при всех властях примерно соответствовала цене литра бензина (с незначительными флуктуациями).
При советской власти профессия музыканта была одной из немногих выездных. И это был мощный бонус. Сейчас он практически обесценен, зато зависимость оркестранта от работодателя достигла почти того же уровня, что и у актёров.
Ладно уж, я, грешный. В детстве я хорошо и чисто пел, и это дало бабушке основания отправить меня туда, где я поныне и нахожусь.


Другое дело, что как только я поступил в школу, петь перестал раз и навсегда. ( http://edvoskina.livejournal.com/113576.html ) Видимо, сказалась слишком тонкая духовная организация.
А вот мой мудрый младший брат, когда к нему приходила учительница фортепиано, симулировал запор и закрывался в туалете. Интеллигентнейшая Анна Константиновна пила с нами чай, а потом, исчерпав лимит времени, уходила. Так брата ничему и не научили. Зато теперь он дантист. Конечно, целый день заглядывать всем подряд в рот в полусогнутом положении, тоже не подарок, но профессия не менее уважаемая и даже более нужная, чем музыкант.
И вот, мои коллеги, милые, хорошие, добрые и интеллигентные люди плодят музыкантов, как кролики котят. Скрипачей, пианистов, флейтистов, гобоистов... Озадачиваются инструментами, педагогами, школами, занятиями, доставкой детей в школу, а впоследствии и пристраиванием их на работу. А ведь некоторые из коллег многодетные. Вы представляете себе выводок фаготистов?



На себя посмотри

Нет на мне греха. По крайней мере, этого. Он сам. Мы с женой сразу договорились - никаких гобойчиков. Ребёнок должен расти здоровым. Уж так сложилось, что ему всё равно пришлось играть на фортепиано. За день до зачёта два пофигиста, папа и сын, садились у синтезатора и учили Менуэт Моцарта. Я ему играл, он по слуху повторял - так было быстрее и эффективнее. Ноты тогда толком так и не выучились, да они ему и не нужны - зачем ему ноты, если он работает в другой знаковой системе? Мама, отправляя сына на очередной зачёт в очередной раз играть Менуэт Моцарта (а он, кроме Менуэта Моцарта, по-моему, больше ничего и не выучил), заботливо поправляла ему причёску и наставляла: "Ты уж, во время игры постарайся не материться". А вечером, возвратившись домой, ребёнок на естественный вопрос: "Ну, как?", ещё не сломавшимся голоском гордо отвечал: "Ни разу!".


Ну, как вам название для сериала
"Дети подземелья. Династия"

Tags: Зисман, картинки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments