edvoskina (edvoskina) wrote,
edvoskina
edvoskina

Category:

про сольфеджио

началоhttp://edvoskina.livejournal.com/105545.html
прдолжениеhttp://edvoskina.livejournal.com/105765.html
http://edvoskina.livejournal.com/106259.html
http://edvoskina.livejournal.com/106996.html
http://edvoskina.livejournal.com/108069.html
http://edvoskina.livejournal.com/108493.html
http://edvoskina.livejournal.com/109170.html
http://edvoskina.livejournal.com/109841.html
http://edvoskina.livejournal.com/111313.html


Тут один многим известный милейший джентльмен (дай Б-г ему до 120 не хворать) буквально срубил меня следующим вопросом: "Что такое сольфеджио и зачем им мучают в образовательных музыкальных учреждениях?".

Видимо, он пнул мне ногой по каким-то глубинам подсознания. Не думаю, что фрейдистским, но явно, ранним.
Сначала я сильно озадачился, потому что помню, что этому предмету я посвятил свои лучшие годы - примерно от семи до одиннадцати. Но зачем, хоть убей, не помню (хотя, это относится и ко многому другому, чем я занимался в жизни).
Промучился я недолго и решил посмотреть, что об этом говорят в интернете. Неспортивно, конечно. Но уж как-то сильно меня зацепило. Любопытно, однако. Борясь с лёгким подташниванием, посмотрел даже пару роликов с уроками сольфеджио для детей. Долго бороться не смог, поэтому прекратил это дело и стал думать снова. С разных сторон. Как собака на лягушку или ёжика. Уж больно вопрос хорош.
Ясен пень, что на сольфеджио сольфеджируют, то есть поют с названиями нот. Что вряд ли можно счесть самоцелью. Столько ребёнок не выпьет. Взрослый может.
При отсутствии абсолютного слуха (а это довольно распространённое и вполне естественное явление) такое пение вообще является некоторой абстракцией. Стало быть, задача иная. Лично в моём случае всё граничило с катастрофой, потому что при всех внешних данных одарённого ребёнка, у меня полностью отсутствует связка между тем, что происходит внутри и управлением голосом. Поэтому мудрая учительница сольфеджио в школе им. Гнесиных Софья Фёдоровна Запорожец, уважая все остальные мои возможности, освободила меня от необходимости сольфеджировать, ввиду полного отсутствия смысла. От хора меня не освободили, но там можно было сачкануть. Как рыба. Для общего блага.
Я до сих пор с глубоким благоговением отношусь к вокалистам, а многоголосное пение для меня вообще равносильно левитации у йогов.

О грузинах
Как-то на гастролях в Турции, когда оркестр проживал в отеле, где всё включено, я вечерком сидел за столом с молодыми ребятами из Грузии. Это было уже то поколение, которое не говорит по-русски, и общались мы по-английски. Что само по себе для меня выглядело странно, потому, что весь мой жизненный опыт говорит о том, что грузины говорят по-русски. А потом они запели.


Я допускаю, что сольфеджио они, возможно, проходили, потому, что в свободное от отдыха время занимаются этнической музыкой и кино. Но здесь дело было не в сольфеджио. Я, вокальный инвалид детства, смотрел на них, как на Гудини или Ури Геллера.

Если не сильно заморачиваться, то в рамках сольфеджио, как объекта для методистов из вышестоящих организаций, этот предмет можно рассматривать, в качестве аналога арифметики и грамоты в младших классах.
С тех пор, как бенедиктинский монах и теоретик музыки Гвидо из Ареццо почти тысячу лет назад заложил основы нотного письма, вся европейская нотная культура основана на этом фундаменте (я нисколько не сомневаюсь, что у нас будет повод об этом поговорить). А его система сольмизации - пение с названиями нот, придуманная им в качестве чисто мнемонического приёма (по первым слогам строк гимна Св. Иоанну), практически без изменений дошла до наших дней. О нотной записи, я не сомневаюсь, мы поговорим в другой раз. И я вам расскажу, в какой восторг пришёл Папа (я забыл, как его звать - у меня где-то записано), освоив эту нехитрую технологию.
На уроках сольфеджио детям объясняют принципы нотной записи и простейшие принципы устройства музыки, привязывая всё это к нулевой точке, коей является нота До посередине рояля. А чаще - расстроенного пианино. (Я так уверенно пишу про детей, потому что все эти измывательства обычно проводят над ними).
Пианино, штука, хотя технически сложная и металлоёмкая, имело довольно широкое распространение в местах, считающих себя культурными - от школьно-дошкольных учреждений до клубов в селе и на зоне. У него перед большинством других инструментов есть два серьёзных преимущества.
Во-первых, фортепиано пространственно очень наглядно отражает линейность звукоряда. То, что в звуках обычно называют "вверх-вниз", на пианино чётко и без затей выстроено "вправо-влево". Нечто подобное можно наблюдать и на арфе, ориентированное "к себе-от себя", но неудачное расположение конструкции по отношению к учащемуся младшего возраста неизбежно приведёт к массовому косоглазию. Хотя у арфисток я этой патологии не наблюдал. Кроме того, неизвестный дизайнер очень удачно раскрасил клавиши фортепиано в чёрный и белый цвета. Хотя, за исключением "Собачьего вальса" это приводит к дискриминации чёрных клавиш.


Во-вторых, фортепиано отличается адекватностью реакции - что нажал, то и получил, причём сразу, в отличие, например, от струнных или духовых, где результат зачастую непредсказуем, особенно в начале обучения. Да и в процессе работы тоже.
И в условиях нашей страны, немаловажное значение имеет вес инструмента - пианино и рояли воруют относительно редко, хотя прецеденты были.
В базовый набор сольфеджио, как музыкальной дисциплины, входит обучение нотной грамоте, привязка нотного текста к звукам, общие принципы устройства тональной системы и ритма. Причём всё это почему-то в пределах музыкальной логики и языка эпохи барокко, в которую естественным образом входят как Вивальди и Телеман, так и Шаинский с Таривердиевым. Всенародная музыка вроде "Мурки" и "Чижика-Пыжика" тоже органично вписываются в эту схему. В отличие от Стравинского, Мессиана и прочих теперь уже довольно древних авторов.
В числе развлечений, также входящих в эту образовательную систему, находятся и музыкальные диктанты.

О пользе отдельных дисциплин, входящих в сольфеджио.

Музыкальный диктант
Музыкальный диктант, на первый взгляд, выглядит по правилам игры так же, как и обычный грамматический. Педагог играет одно-, двух- и т.д. -голосный музыкальный фрагмент. Задача учащегося - его записать. Разница лишь в том, что, во-первых, музыкальный фрагмент играют целиком, и его надо запомнить. И это работает на развитие музыкальной памяти.


А во-вторых, как ни странно, музыка гораздо более формализованная конструкция, чем язык, и некоторые вещи здесь сделать проще. Я обычно ещё до первого проигрывания рисовал тактовые чёрточки, а затем стенографировал нотки в виде точек. Всё остальное домысливалось в рамках музыкальной логики и, как правило, совпадало с исходным материалом. Сейчас это помогает не считать такты в паузах, а, просто опираясь на интуицию, втыкать написанное в нотах в те места, где мне кажется это наиболее уместным. Как правило, сходится. (Справедливости ради, надо отметить, что с И.С.Бахом этот номер не проходит).

Ритмика

Ритм в рамках сольфеджио - штука чрезвычайно важная, но примитивная. Мы имеем дело с соотношениями длительностей 1:2:4:8:16, или, максимум 1:3. Более сложные конструкции, редко встречаемые в музыке до XX века, ввиду особой сложности уже недоступны, например, военным дирижёрам.
Через какое-то, не очень продолжительное время обучения, все эти примитивные фокусы становятся естественной частью жизни.
Другое дело, что когда после всего этого классического обучения мне попался сборник оркестровых трудностей из произведений Стравинского, я минут двадцать чувствовал себя оскорблённым в лучших чувствах, пока не разобрался, что к чему.
Но все самые распространённые футбольные и хоккейные кричалки строятся именно на классической ритмике.


О практической пользе ритма.
Году так примерно в 1985 я отправился в поход на байдарках. Друзья уговорили. Поскольку я категорически не заточен под походы на байдарках, то всё, что я проделывал, могло бы войти в золотой фонд Мистера Бина. Садясь на лавочку с пятидесятикилограммовым рюкзаком, я не учитывал изменение центра тяжести и кувыркался назад, как подводник при погружении. Спустив байдарку на воду, я пытался определить направление течения, бросив в воду листок, который ветер погнал против течения, и когда я поплыл за ним, то минут через пятнадцать упёрся в водопад, который, к моему изумлению, падал в мою сторону. Я уже не говорю о том, как пытаясь подтолкнуть байдарку, я чуть не утонул в болоте с дном из картофельных очистков, которые сбрасывал в реку местный спиртзавод. Кончилось всё тем, что опаздывая на поезд, мы всю ночь в грозу гребли изо всех сил, и когда я приехал в Москву, выяснилось, что я простудил и перетрудил руки до такой степени, что даже не мог набрать телефонный номер (телефоны тогда ещё были с дисками). Лечиться-то я, конечно, начал, но решил, что профессии музыканта наступил кирдык. И пошёл по объявлению на отбор на курсы радиста на полярную станцию.
Принцип отбора был прост до примитивности. Инструктор отстукивал ритм, надо было его повторить. Ха-ха! Я этим занимался всю жизнь. Надо ли говорить, что Главный радист был в восторге!
Руки-то я потом вылечил, но вы теперь понимаете всю пользу сольфеджио?



Транспозиция и конгруэнтность

"Две фигуры называются конгруэнтными, если одна из них может быть переведена в другую сдвигом, вращением и зеркальным отображением".
Евклидова геометрия.


Этого понятия в теории музыки, по-моему, нет, но вся музыка конгруэнтна себе по параметру тональности. Проще говоря, если внутри музыкального материала сохранены все интервалы, то принципиально ничего не изменится, если всё это дело сыграть с другой ноты. Это называется транспозицией и является одним из любимых развлечений в рамках сольфеджио. "А сыграй-ка мне, деточка, начало Концерта Чайковского на пол-тона ниже. Тем более, что это проще". Или "Во поле берёзка стояла" не от Соль, а от До.
В практической жизни подобная необходимость возникает, когда певцу тяжело петь верхние ноты. И тогда можно попросить оркестр сыграть на тон ниже. Как правило, это приводит к катастрофе, потому что большинство оркестрантов либо всё забыли, либо с самого начала были двоечниками. Поэтому можно или переписать заранее партии или поступить, как в последние годы Паваротти, который через своего импрессарио просил настроить оркестр не 442 Hz Ля, как обычно, а 436. Когда очевидцы и участники концерта об этом рассказывают, они закатывают глаза и начинают тихонько подвывать. Для тех, кто с подобными вещами не сталкивался, скажу только, что для достижения этого результата струнники должны ослабить натяжение струн (они не то чтобы совсем провисают, но звучать, в общем, перестают), а духовики - выдвинуть всё, что выдвигается, из-за чего возникает трудноуправляемая фальшь.


Не считая того, что плюс ко всему этому рефлекторно вянут уши и клинит мозг.
А вот если бы все умели транспонировать как положено...

Арию Каварадосси начинает кларнет соло. В футляре у кларнетистов обычно два кларнета. Один in A, а второй in B. Дырки те же, а разница в пол-тона. Ну, перепутал человек, с кем не бывает, и начал соло на кларнете in B, то есть на пол-тона выше. Вполне конгруэнтно. Дирижёру, в общем, по барабану, он машет вне времени и тональности, согласно штатному расписанию, вокалисту - тоже. А весь остальной оркестр, когда вступил, изумился до чрезвычайности. И других изумил.
А вот если бы все умели транспонировать как положено, никто бы ничего и не заметил. Ибо конгруэнтно.

Малюсенькое замечаньице.
Несмотря на справедливость вышеизложенного, у каждой тональности тем не менее есть своя краска. Это не я придумал, это умные люди говорят. Более того, они совпадают в своих эмоциональных оценках разных тональностей. И я с ними согласен. И так оно и есть. Но хоть убей, не пойму, каким образом.

А вот теперь о том, о чём почему-то не говорят.
Я написал всё правильно. Но самое главное не в этом.
Сольфеджио - это такая штука, которая связывает в одно целое несколько разных знаковых и сигнальных систем. И для меня это ещё одна загадка и повод для изумления.
Представьте себе запись песни со словами (Бог с ней уж, с сольмизацией). И вот мы получаем в одном флаконе графическую запись двух знаковых систем. Между прочим, с последующей их реализацией.


Подводя неутешительные итоги, мы приходим к следующему результату.
Сольфеджио сводит в один комплекс знаковые системы - звуковысотную и буквенную, соответственно - их вокальное и одновременно вербальное воплощение, ритмическую составляющую, завязки на мануальную (как минимум) реализацию, слуховые реакции и интерпретации, а также основы музыкальной теории и логики. Я уже молчу про многоголосие.
И вот весь этот огромный ком всего является всего лишь основой музыкальной науки.
Охренеть!
Tags: Зисман, картинки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →